Чтобы быть в курсе опубликованных новых материалов и всех изменений на нашем сайте, Вы можете подписаться на рассылку.

После регистрации вы получите письмо на ваш e-mail, пожалуйста подтвердите его для активации почтовой рассылки.






Обозреватель государственной службы

«    Декабрь 2021    »    
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 













Мифологическая образность в казахской поэтике

С.Н.Жамбек

Кандидат филологических наук, доцент

Республика Казахстан , г.Кокшетау

Кокшетауский государственный университет им. Ш.Ш.Уалиханова

 

В художественной пространственности, или в творчестве автора занимает особое место бытовая константа (сложившаяся тематика). Эти явления, образуясь с мировых и природных универсалий, охватывая онтологические признаки бытия (жизнь и смерть, день и ночь, огонь и вода) и антиномические начала человеческого существования, являются антропологическими основами духовных начал вселенского существования. (добро и зло, ложь и истина, гордость и поклонение, презрение и подчинение), особенно ярко проявляются эти основы, в поэтическом наследии Магжана и Бернияза которые, вдохновляются сквозь призму поэзии великого Абая. Наряду с этим, перечисляя эти вечные и бесконечные темы литературы, также нужно сказать, что культурно-исторические и экзистенциональные сегменты авторского познания впечатляют своей возвышенностью описания поэтического фрагментарного наследия.

         В тонкой поэзии Магжана красочно иллюстрируются иллюзорная сущность экзистенциала необыкновенного миропонимания и мировосприятия.

         В поэтике интеллектуального литературного образного мышления являются вечными темами такие категории связанные с бытием человека, как огонь и вода, смерть и жизнь. Поэт сквозь пространственное мироощущение воспринимает космологические категории духовной концептуальной образности. Художник постигает истину экзистенциального бытия, тонко описывая красоту и гармонию окружающего мира.

         Одно из таких онтологических описаний наблюдается в следующем произведении Магжана, (подстрочный перевод):

         О, как лето прошло

         И подснежников не стало

         О, сколько печали, морщин,

         Заблуждений, исканий, и тайн

         В этой кромешной ночи

         Укрываясь темным опахалом

         Рыдает земля, плача темными облаками.

         И небо хмурится, не ясный день

         Кочуют облаков полчища

         Бросая на землю тень

         Одинокий утес, грустно одному

         Печально, безрадостно, тоскливо ему.

 

Формы констатации эпитетов и аллегорий выражены через природные явления и времен года, в качестве описательных средств используется буран, метель, туман, облако, лето, зима и осень. Мировые антиномии интерпретируется наряду с вековыми ценностями человеческой пространственной духовности. Эти явления преследуют человека с рождения, и являются вечными вопросами онтологического бытия. «Старая как мир, безмолвная мечта», «ветер сотворенный поэтом Апсунем», к чему призывают эти мифологические образы поэтического искусства. В зарисовках художника наблюдается такие сентенции:

         Вечный безмолвный темный лес

         Куда сон меня ведет, куда я залез?

         Словно ветер шумит навивая

         Кромешную призму грез,

         Странные мысли приходят

         Так таинственен, этот чудный лес.

Мифопоэтические образы поэта воспевают красоту ощущений и осязаний. Если освободить разум от окутывающей его пелены, то словно духовность восторжествует, проходя лабиринты космогонического мира. Часть природы вечна, безмолвна, и также спокойна как мир, и также безграничен как космос. Закономерностью является и то что, поэт вызывает ветер, порождая беспокойную бурю в сердцах людских. Побудителем недвижимой материи является ветер. А лирический герой ищет вечного покоя, соединившись в унисон с гармонией природы, простирая объятия темному кромешному лесу.

 

         Усну я подобно таинственному лесу

         Наслаждаясь вечными-вечными снами

         И ветер будет меня щекотать

         От вечного сна поэта пробуждать.

В экзистенциональном представлении, если душа - вечный спящий лес, а сны это красоты мира, воссозданный поэтом ветер является пробуждением человеческой сущности, (подстрочный перевод):

 

Из глаз слезинки катятся смеясь

Что за смех - сквозь слезы?

Это всего лишь неземные грезы

Смех, радость, а иначе смерть

Исчезает слезинка, пропадает слеза

За волной стремится следующая волна.

Умирая, волна, смеется она

Смех сквозь слезы, слезы сквозь смех.

 

В данном произведении параллельно с человеческими ощущениями интерпретируются живые силы природы. Сложно понять образную динамику интеллекта духовности поэта.

         А в поэтическом наследии М. Макатаева описывается духовность печального экзистенциала:

         В небе зажглись мириады фонарей

На млечном пути игра миллионов свечей

Вселенная спит спокойным, непробудным сном

Спят горы, дремлет душа, в забытьи просторы

Ночь пугает, меня нету покоя

Словно рвутся в саду цветы волшебного покроя

Не улететь ли в мир иной

За ясным солнцем в погоню

О где беркут мой?!

Почему так суетно вокруг

К чему страх, и этот испуг

Днем жизнь светла, а ночь как страшна

О где же мои очи, и спокойная душа.

 

Поэт, воспринимая, светлую сторону жизни, отрекается от тьмы. Художник используя  аллегории пытается воссоздать мир света и цвета. Но лирический герой на перепутье, он ищет вечного покоя, и страну вечных снов, кошмар ночной. Вот, что значит дилемма, стоящая на пути у поэта. Мифологическое образное мышление художника сочетается с мифологической символикой.  «Талантливый истинный поэт пытается возродить настоящий духовный мир, и только он может воссоздать мифологему бытия»- утверждал Шеллинг. Мы должны осознать мифологическую основу поэзии как художественное восприятие и методы миропонимания. Основными колоротитами символики являются архетипы. Основу и композицию художественного произведения и поэзии составляют архетипы - они являются ядром сюжета, основой основ духовного бытия. Архетипы связанные с традициями, обычаями, верованием различных народов имеют различную семантическую сущность и художественность. «Мифические архетипы никогда не пропадают, они лишь видоизменяются. Одна из задач лингвоанализа умение находить различные архетипы», пишет У.Б.Фрай.

         В поэзии Тыныштыкбека Абдикакимова описываются различные мифологические символики и мистические элементы. В его творчестве тьма описана как фатальное начало таинственного.

         Эта ночь - так холодна и страшна

         Словно мечом наступает она

                                               на тебя

         Словно смерть настигает тебя

         Озарившись, пробудившись

         Но спокойна душа

         Эта ночь - так коварна, страшна

         Словно пламя дракона пожирает

                                                        тебя.

         В поэтической интерпретации однозубый дракон это месяц, а ужас - это сама ночь. В основном большинство поэтических архетипов поэта связано с культом шаманизма, его герои - это джины, черти, пери, смерть, полчища иблиса  и сам сатана. Большинство образов архетипов интеллектуального  мировосприятия поэта связаны с культом мифологизма домашних животных. Например: верблюжонок мой, славный жеребеночек, бродячий корабль пустыни мой верблюжоночек.  Блеет так жалобно ягненочек, овечьи глаза - словно солнца лучи и.т.д.

         Вышеперечисленным животный мифологизм и образность мышления  встречается у Бернияза Кулеева.

         ...гора словно спящий лев

         Достигает до небесных дев

         Гора словно пламенный дракон

         Этой красотой весь мир восхищен.

         «Небо красиво словно журчистый ручей», «кругом ни звезды ни луны», «словно играет в животворящей воде», «звезд так много мириады», «словно девушка с огненными глазами», также встречаются другие эпитеты, гиперболы, аллегории. Поэт живописует природу стиха мифопоэтической образностью и мифологической системы интеллектуального поэтического исторического начала.

         В творческих изысканиях Улугбека Есдаулетова тоже встречаются экзистенциальные мотивы художественного мышления. Например:

         Словно звездное дерево согнуто большое

         Спряталась луна, удивляя все живое

         Звездами воссияло небо ночное

         Замокла жизнь, не шумит озеро родное.

         В поэтической образности луна подобна невесте, грациозна и шаловлива. А звезды разбросаны, словно казахский обряд - шашу напоминает об этом. Мифопоэтическая образность поэтического творенья является параллелью казахского обряда сватовства. Это архаический символ.

         У Улугбека встречаются эпитеты различного характера: «Алматы - раскидано по долине как овечье стадо». А вопросы рационального мышления художественности затрагиваются у казахского поэта Керим Елемеса. Если привести пример:

         Ночь так темна, такая кромешная тьма

         Если лето наступит, пройдет зима.

         Береза девица красна

         Нету печали, радостна, ликует она

         Вспомнится древняя молва

         Танцевать грациозно будет она

         Запевать, распевать песни будет она.

Контрастность земного бытия описывается и в стихах Б. Кулеева:

         Небо закрыто темными тучами

         Нету солнца, нет луны

         Молния и гром, громкие раскаты

         Стихия и власть непредсказуемой природы.

У М. Мукатаева:

         Не слышно птичьего крика

         Не услышишь птичьего блика

         Жизнь без смысла, высохли цветы

         Вместе с миром ушли мечты.

Подобные мотивы сочетаются с природной экзистенцией человеческого начала. Психологические параллели воплощены и воспроизведены в жизненные философские реалии. Вечные темы человеческого существования с давних времен составляют архаические символы архетипных прообразов. Внутренний контекст поэтического текста явились основой для многих мифопоэтических школ. Представители этих школ: Братья Гримм, Ф.И. Буслаев, Н. Фрай, З. Фрейд и К.П. Юнг.

         Исследованием мифопоэтического творчества упоминаются в трудах таких ученых как, Е.М. Мележинский, В.Н. Топоров и Д.Е. Максимов и другие. В поэтической традиции Магжана встречаются тайны и загадки раскрывающие сущность бытия.

         Поэт воспевает:

                   О как прекрасна глубина океана

                   О как шумят волны океана

                   На глубинах миры-60 домов

                   Морские дома, жемчуг, бархат из снов,

                   А в каждом доме звездная есть краса

                   С волнистыми волосами, жемчугами сияют ее глаза

                   И словно ребенка убаюкивает приговаривая:

                   О «әлди -әлди», волна.

В поэзии Магжана тонкая природа стихотворчества слитая из мудрых слов. Мифотворчество и мифологизм составляют основу основ. Загадки мироздания, и тайны духовной природы воспеты поэтом чувственными сентенциями мировосприятия.

         Поэт порождает мудрое слово

         Напоминаю о горбе твоем верблюд

         Словно к мечте верблюжонок стремится

         О как прекрасны эти речи

         О как велик поэт воспевающий слово.

Делая выводы, хочется сказать, что мифопоэтические образность, мифологеми мышления, оккультное мировосприятие, различные символы повлияли развитию эзотерического природного знакового явления - казахской поэтической словесности.

Использованная литература;

1)     Топоров В.Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ: «иследование в области мифопоэтического», Избранное, Москва, 1995 год;

2)     Максимов Д.Е.  «О мифопоэтическом начале в лирике Блоке. Предварительные замечания». Максимов Д.Е. «Русские поэты начала века», Ленинград, 1986 год;

3)     Мелетинский Е.М. «Русские поэты начала века», Ленинград, 1986 год;

4)     Жумабаев М. «Произведение», Алматы, «Жазушы», 1989 год;

5)     Макатаев М. «Жырлайды Жүрек» («Сердце поет»), Алматы,  «Жазушы», 1989 год.

 

 

 

 

 

Архив новостей

 

Адрес: г. Кокшетау, ул. К.Сатпаева, 1 «Б», 332-каб.
Приемная/телефон доверия: (8-7162) 40-11-69
Е-mail: lang@akmo.kz
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
© 2011
Разработка сайта IT-Expert
Лицензионная версия MSWS-IT